Иоганн Вольфганг Гёте
 VelChel.ru
Биография
Хронология
Галерея
Стихотворения
Сонеты
Канцоны
Божественная комедия
Пир
О народном красноречии
Mонархия
Вопрос о воде и земле
Новая жизнь
Письма
Об авторе
Ссылки
 
Данте Алигьери (Dante Alighieri)

Стихотворения, написанные в изгнании » Канцоны

К оглавлению
Перевод Е. М. Солоновича

62 (CIV)

Три дамы к сердцу подступили вместе,
Расположась кругом,
Затем что в нем самом
Любви угодно было воцариться.

5         В них столько красоты и столько чести,
Что бог любви при всем
Могуществе своем
Не сразу к ним решает обратиться.
Усталые, страдальческие лица

10       Изгнанниц трех несчастных выдают,
Которых там и тут
Отвергли, а послушать их,- давно ли,
Достойны лучшей доли,
Красавицы повсюду были чтимы,

15       Не то что ныне. И, не пряча боли,
Теперь людьми гонимы,
Как будто к другу в дом они пришли:
Кого искали - наконец нашли.
К руке склонилась с видом чахлой розы

20       Та, что любовь корит
За тысячи обид,
И обнаженная рука - колонна
Страданья, по которой льются слезы,
Другою - лик сокрыт,

25       Что слез дождем омыт.
Боса, но сколько гордости врожденной!
И сквозь худой покров Амор смущенно
Увидел то, о чем не говорят,
И, жалостью объят,

30       Спросил с участьем, кто она такая.
«Почти во всем чужая,-
Она Амору молвила в унынье.-
На родственную чуткость уповая,
Сюда пришли мы ныне,

35       Ведь мне сестрою - матушка твоя.
Я Справедливость. Справедливость я».
Печалью красноречия живого
Бесхитростный рассказ
Внимавшего потряс,

40       И он спросил о тех, что были с нею.
У бедной слезы покатились снова
Из воспаленных глаз.
«Ты хочешь лишний раз
Увидеть, что сдержаться не умею? -

45       И скорбно продолжала эпопею: -
Тебе известно, что сначала Нил
Ключом прозрачным был,
И там, где зелень уступила зною,
Над девственной волною

50       Я родила ту, что со мною рядом
Пшеничной утирается косою.
И дочь припала взглядом
К воде и - красоте своей в ответ -
Ту, что поодаль, родила на свет».
55       Амор дослушал не теряя нити,
Рассказом потрясен,
И вот сквозь слезы он
Любезно дам приветствовал впервые,
И стрел своих коснулся: «Посмотрите,

60       Бездействием урон
Оружью нанесен,
Сверкавшему во времена былые.
Умеренность, и Щедрость, и другие
Родные наши нищими бредут,-

65       Как не заплакать тут?
Пусть правды от себя никто не прячет,
И если смертный плачет,
Так повернулись для него светила.
А нам дано бессмертие, и, значит,

70       Как жизнь бы нас ни била,
Мы выстоим, и вновь родится тот,
Кто этим стрелам блеск былой вернет».
И я, внимая слову утешенья,
Хоть не ко мне оно,

75       А к трем обращено
Изгнанницам, горжусь моим изгнаньем.
Пусть белыми по воле Провиденья
Цветам не суждено
Пребыть, но все равно,

80       Кто пал с достойными, того признаньем
Не обойдут. И если б расстояньем
Я не был от красавицы моей
Отторгнут и о ней
Не тосковал, душе бы легче было.

85       Но огненная сила
Сломила плоть - недаром Смерть на страже
Была, недаром к сердцу подступила.
Будь я виновен даже,
Недолго прожила моя вина,

90       Раскаяньем давно погребена.
Да не притронется ничья рука,
Моя канцона, к твоему наряду:
Пускай доступным взгляду
Любуются и в сладостную суть

95       Не тщатся заглянуть.
Но если на пути твоем случится
Друг добродетели, любезна будь
И, прежде чем открыться,
Вся просветлей,- цветка цветущий вид

100     Желанье в пылком сердце породит.
Канцона, птицей белой мчись на лов,
Канцона, черными лети борзыми,
Что путь под отчий кров
Отрезали, лишив меня покоя.

105     Ни от кого скрывать не вздумай, кто я;
Разумные уметь прощать должны:
Прощенье - наилучший лавр войны.

Курсивом печатаются сонеты тех поэтов, с которыми Данте состоял в стихотворной переписке (Гвидо Кавальканти, Чино да Пистойя, Форезе Донати и других).

 
 
Copyright © 2017 Великие Люди   -   Данте Алигьери (Dante Alighieri)